Trance

Транс (trance) — это стиль электронной танцевальной музыки, появившийся в 1990-е. Отличительными чертами стиля являются: темп от 130 до 160 ударов в минуту (bpm), наличие повторяющихся мелодий и фраз и особая музыкальная форма.
Транс базируется на бесконечных повторениях коротких сэмплов синтезатора на протяжении всего трека, при этом допускаются минимальные изменения ритма и частотных характеристик синтезатора, чтобы иметь возможность различать композиции. Эффект от такой музыки состоит в том, что слушатели погружаются в состояние транса, сходное с религиозным. Несмотря на снижение интереса к музыке в середине 90-х, транс снова вернулся, но уже ближе к концу века, вытеснив с мировой музыкальной арены стиль хаус, как самый популярный стиль альтернативной танцевальной музыки.
В 1990 году два итальянских продюсера Бруно Санчьони и Джузеппе Черкья ненадолго собрались вместе под вывеской Age of love и записали один единственный сингл, который волей судьбы стал не просто хитом, а настоящей революцией в танцевальной музыке тех лет. Композиция удалась на славу, она по сей день не стыдно звучит и содержит в себе целый ряд свежих идей, которые представители транс-сцены до сих пор беспощадно эксплуатируют и развивают. Странно, но сразу после выхода The Age of love остался незамеченным, несмотря на фьючеринг известной голландской модели и певицы Карен Мелдер. Бруно продолжил работать в рамках проекта B.B.E. совместно с еще одним пионером транса французом Эммануелем Топом (автор знаковой «Acid Phace»). Джузеппе совсем пропал из вида, хотя дотошные музыковеды настояли бы на еще одном примечании. Настоящее имя Джузеппе – Пино Д’Анджио. В 80-х он значился в амплуа такого себе Челентано для эстетов и штамповал высококлассные диско-хиты для местных радиостанций. Один из них «Ma quale idea» вошел в историю благодаря потрясающей партии бас-гитары, которую позже заимствовала австралийская группа Madison Avenue для своего единственного супер-хита «Don’t call me baby».
«The age of love» дождался своего часа только спустя два года. К этому времени в Европе появились первые крупные рекорд-лейблы, которые аккуратно щупали витавшую в воздухе идею транс-музыки. На ниве атмосферного саунда искали себя многие культовые техно-продюсеры. Бельгийский R&S Records выпустил «Energy Flash» Джои Белтрама. Свен Фэт вместе с друзьями открыл студию Harthouse, знакомую по около трансовым синглам самого Фэта (в первую очередь, L’Esperanza) и проекта Hardfloor, в частности «Hardtrance Acperience\». В том же 92-ом молодой электронный дует Jam & Spoon выпускает новую версию «The Age of love». И на подготовленной благодатной почве она, наконец, становится международным хитом.
Несмотря на долгий период становления и развития, стиль транс полностью исчез с мировой арены, завершив свое влияние на британскую музыкальную культуру в конце 90-х, его заменил трип-хоп и джангл. Классическое немецкое звучание всё-таки внесло свои изменения, поэтому появился термин прогрессив транс, используемый для описания влияния со стороны мягких форм хауса и евро дэнса. К 1998г., большинство известных диджеев — такие, как Пол Оакенфольд, Пит Тонг, Тони Де Вит, Дэнни Рэмплинг, Саша, Джад Джулс — играли транс в самых престижных британских клубах.
Сегодня транс – это самое масштабное явление в музыкальном мейнстриме, вокруг которого выстроена мощная бизнес-индустрия. Такие артисты, как Армин ванн Бюрен, Tiesto, Маркус Шульц, Пол ван Дайк или ATB собирают целые стадионы, сопровождая свое шоу мощными световыми и пиротехническими эффектами. Их музыка звучит по радио и на ТВ, а поклонники со стажем отмечают, что сам стиль переживает не лучшие времена, двигаясь в сторону полной коммерциализации.
Protoculture - Early bird (Jason Van Wyk deep mix).mp3
Tiesto feat. Calvin Harris - Century.mp3